А такой страницы нет :-(

Вопль - вымученный - то ли стон, то ли песнь, исторгнутая из шелестящей тьмы. По сцене мечется человек в белых одеждах руки простерты куда-то к беснующимся теням; вместо глаз - иссиня-черные провалы. Требование и мольбу, гнев и безнадежность мучение, страшное мучение являет миру его душа. Едва ковыляет шаг, другой - запинающиеся, нетвердые, человек этот будто вновь возвращается в детство, пытаясь найти хоть какой-то выход из бездонного моря тьмы, где он ужасается и трепещет. Путаясь в одеждах, дрожа и пошатываясь, человек мучительно тянется к источнику звука - к месту отдохновения - к своей цели. Человек охвачен болью, он - воплощение всей боли, всего отчаянья. В мучительном кружке света нет ничего - совсем ничего, - что хоть как-то облегчило бы его страдания. Ноги в легких сандалиях сту. Как возможно, чтобы человек был так отчаянно слеп? И человек погружается в наплывающие на него сонмы теней.

Харлан Эллисон «Все звуки страха»

Вопль - вымученный - то ли стон- то ли песнь- исторгнутая из шелестящей тьмы. По сцене мечется человек в белых одеждах руки простерты куда-то к беснующимся теням; вместо глаз - иссиня-черные провалы. Требование и мольбу- гнев и безнадежность мучение- страшное мучение являет миру его душа. Едва ковыляет шаг- другой - запинающиеся- нетвердые- человек этот будто вновь возвращается в детство- пытаясь найти хоть какой-то выход из бездонного моря тьмы- где он ужасается и трепещет.

Путаясь в одеждах- дрожа и пошатываясь- человек мучительно тянется к источнику звука - к месту

Однотомник избранных фантастических рассказов Харлана Эллисона, в серии"Капитаны фантастики". Состояние - хорошее.

Все звуки страха СВЕТ! Вопль — вымученный — то ли стон, то ли песнь, исторгнутая из шелестящей тьмы. По сцене мечется человек в белых одеждах руки простерты куда-то к беснующимся теням; вместо глаз — иссиня-черные провалы. Требование и мольбу, гнев и безнадежность мучение, страшное мучение являет миру его душа. Едва ковыляет шаг, другой — запинающиеся, нетвердые, — человек этот будто вновь возвращается в детство, пытаясь найти хоть какой-то выход из бездонного моря тьмы, где он ужасается и трепещет.

Путаясь в одеждах, дрожа и пошатываясь, человек мучительно тянется к источнику звука — к месту отдохновения — к своей цели. Человек охвачен болью, он — воплощение всей боли, всего отчаянья.

Все звуки страха читать онлайн

Вопль — вымученный — то ли стон, то ли песнь, исторгнутая из шелестящей тьмы. По сцене мечется человек в белых одеждах; руки простерты куда-то к беснующимся теням; вместо глаз — иссиня-черные провалы. Требование и мольбу, гнев и безнадежность, мучение, страшное мучение являет миру его душа. Путаясь в одеждах, дрожа и пошатываясь, человек мучительно тянется к источнику звука — к месту отдохновения — к своей цели.

Человек охвачен болью, он — воплощение всей боли, всего отчаянья. Как возможно, чтобы человек был так отчаянно слеп?

В какой-то момент все звуки на улице прекратились. Сейчас Андрей слышал только тиканье настенных часов да стук собственного сердца. И вдруг.

Вообще, согласитесь, у Харлана Эллисона нет спокойной прозы. Есть буйная проза, есть протестующая, воинственная имеется, а вот спокойной — тю-тю. Каждый его рассказ — маленький ящик Пандоры, скрывающий за стандартными на первый взгляд параметрами неожиданное нутро. Потрясающе выписанные эмоции человека, играющего чужие роли, остро подмеченные страдания существа, расстающегося со своими временными масками, чудовищный в прямом смысле слова поворот событий в конце — нет, это не страшилка.

Это фантастическая мистика, где есть место тонкой философии и ярким чёрточкам творчества Эллисона — шоку и драматизму. Страшноватый рассказ о правде актерской жизни существа бывшем супер-таланте Ричарде Беккере. Актер, затмивший своей бесподобной игрой всех остальных, достиг невиданных высот в игре и подражании других личностей, примеривая одну за другой человеческие маски.

Харлан Эллисон - Все звуки страха (сборник)

В такую погоду надо быть на реч Тугими упругими щупальцами черная тоск И тогда ты берёшь меч Святослав Логинов …и тогда ты берёшь меч и отправляешься спасать мир от какой-нибудь напасти. Меч, собственно, не обязателен, сгодится

Книга Харлан Эллисон"Все звуки страха" — купить сегодня c доставкой и гарантией по выгодной цене. Харлан Эллисон"Все звуки страха".

Все звуки страха СВЕТ! Вопль — вымученный — то ли стон, то ли песнь, исторгнутая из шелестящей тьмы. По сцене мечется человек в белых одеждах; руки простерты куда-то к беснующимся теням; вместо глаз — иссиня-черные провалы. Требование и мольбу, гнев и безнадежность, мучение, страшное мучение являет миру его душа. Путаясь в одеждах, дрожа и пошатываясь, человек мучительно тянется к источнику звука — к месту отдохновения — к своей цели.

Человек охвачен болью, он — воплощение всей боли, всего отчаянья. И человек погружается в наплывающие на него сонмы теней. Лицо расписано причудливым теневым узором — снежно-белое в отчетливо-черном — а выхватывающий его кружок ослепительно белого света сползает все ниже и ниже — к зловещему сумраку вокруг ног. Вот странное существо, словно пронзенное сияющей иглой. Сжимаясь и сжимаясь, кружок света наконец глотает его — все погружается во мрак чернее самой тьмы — тьма внутри и снаружи — ничто — — конец… глухое безмолвие.

Так Ричард Беккер сыграл Эдипа — первую свою роль. Двадцать четыре года спустя, незадолго до смерти, ему придется сыграть ее снова. Но прежде чем на последнем представлении можно будет опустить занавес, еще предстоит пройти двадцати четырем годам величия — торжественно пройти на сценах жизни, театра и души.

пїѕпїѕпїѕпїѕпїѕ пїѕпїѕпїѕпїѕпїѕпїѕ

Все звуки страха СВЕТ! Вопль — вымученный — то ли стон, то ли песнь, исторгнутая из шелестящей тьмы. По сцене мечется человек в белых одеждах руки простерты куда-то к беснующимся теням; вместо глаз — иссиня-черные провалы. Требование и мольбу, гнев и безнадежность мучение, страшное мучение являет миру его душа. Едва ковыляет шаг, другой — запинающиеся, нетвердые, — человек этот будто вновь возвращается в детство, пытаясь найти хоть какой-то выход из бездонного моря тьмы, где он ужасается и трепещет.

Путаясь в одеждах, дрожа и пошатываясь, человек мучительно тянется к источнику звука — к месту отдохновения — к своей цели.

Умерши еще впромежуточном состоянии абсолютной сущности, все Все звуки – мантры, а все мысли – самовозникающая непосредственная.

Все звуки страха СВЕТ! Вопль — вымученный — то ли стон, то ли песнь, исторгнутая из шелестящей тьмы. По сцене мечется человек в белых одеждах; руки простерты куда-то к беснующимся теням; вместо глаз — иссиня-черные провалы. Требование и мольбу, гнев и безнадежность, мучение, страшное мучение являет миру его душа. Едва ковыляет шаг, другой — запинающиеся, нетвердые, — человек этот будто вновь возвращается в детство, пытаясь найти хоть какой-то выход из бездонного моря тьмы, где он ужасается и трепещет.

Путаясь в одеждах, дрожа и пошатываясь, человек мучительно тянется к источнику звука — к месту отдохновения — к своей цели. Человек охвачен болью, он — воплощение всей боли, всего отчаянья. В мучительном кружке света нет ничего — совсем ничего, — что хоть как-то облегчило бы его страдания. Ноги в легких сандалиях ступают — а каждый шаг будто над пропастью, — ни прибежища, ни надежды Как возможно, чтобы человек был так отчаянно слеп?

И человек погружается в наплывающие на него сонмы теней.

Звуки страха

Все звуки страха СВЕТ! Вопль — вымученный — то ли стон, то ли песнь, исторгнутая из шелестящей тьмы. По сцене мечется человек в белых одеждах; руки простерты куда-то к беснующимся теням; вместо глаз — иссиня-черные провалы. Требование и мольбу, гнев и безнадежность, мучение, страшное мучение являет миру его душа.

Все звуки страха (Харлан Эллисон) - описание книги, рейтинг, полная информация о книге на Bookz. Рецензии. Похожие книги. Переходите и читайте.

Все звуки страха СВЕТ! Вопль — вымученный — то ли стон, то ли песнь, исторгнутая из шелестящей тьмы. По сцене мечется человек в белых одеждах; руки простерты куда-то к беснующимся теням; вместо глаз — иссиня-черные провалы. Требование и мольбу, гнев и безнадежность, мучение, страшное мучение являет миру его душа. Едва ковыляет шаг, другой — запинающиеся, нетвердые, — человек этот будто вновь возвращается в детство, пытаясь найти хоть какой-то выход из бездонного моря тьмы, где он ужасается и трепещет.

Путаясь в одеждах, дрожа и пошатываясь, человек мучительно тянется к источнику звука — к месту отдохновения — к своей цели. Человек охвачен болью, он — воплощение всей боли, всего отчаянья. В мучительном кружке света нет ничего — совсем ничего, — что хоть как-то облегчило бы его страдания. Ноги в легких сандалиях ступают — а каждый шаг будто над пропастью, — ни прибежища, ни надежды Как возможно, чтобы человек был так отчаянно слеп?

Все звуки страха (сборник)

Читать книгу на сайте: Читать онлайн Моя оценка: Это первый сборник рассказов Великого Мастера и писателя Харлана Эллисона на русском языке. Но здесь есть одно но… Этот сборник не был официально санкционирован Эллисоном, и по сути опубликован без его разрешения и является пиратским. И хотя переводы тоже во многих случаях не дотягивают до оригинала Эллисон блестящий стилист — и ему, как никому нужен хороший переводчик , это все-таки первый большой сборник Эллисона на русском.

Необходима сверка переводов с бумажным изданием.

Надеемся, что атмосфера страха у вас появится. И после того, как вы прослушаете все звуки, то мы рекомендуем послушать.

Все звуки страха СВЕТ! Вопль — вымученный — то ли стон, то ли песнь, исторгнутая из шелестящей тьмы. По сцене мечется человек в белых одеждах руки простерты куда-то к беснующимся теням; вместо глаз — иссиня-черные провалы. Требование и мольбу, гнев и безнадежность мучение, страшное мучение являет миру его душа. Едва ковыляет шаг, другой — запинающиеся, нетвердые, — человек этот будто вновь возвращается в детство, пытаясь найти хоть какой-то выход из бездонного моря тьмы, где он ужасается и трепещет.

Путаясь в одеждах, дрожа и пошатываясь, человек мучительно тянется к источнику звука — к месту отдохновения — к своей цели. Человек охвачен болью, он — воплощение всей боли, всего отчаянья. В мучительном кружке света нет ничего — совсем ничего, — что хоть как-то облегчило бы его страдания. Ноги в легких сандалиях сту пают — а каждый шаг будто над пропастью, — ни прибежища, ни надежды… Как возможно, чтобы человек был так отчаянно слеп?

Обстрел 28-29. 06.2015